Колыбель сатанинского рока

 Норвегия, 2002, октябрь.

Варг Викернес в молодости

«Когда опускается ночь,
Она скрывает мир в непроницаемой тьме.
Холод поднимается от земли и пронизывает воздух, —
И жизнь внезапно обретает новый смысл».
Burzum ( Из альбома «Filosofem»)

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          Главными экспортными продуктами Норвегии сегодня являются нефть, сельдь и… сатанинская идеология — к такому неожиданному выводу пришли недавно тамошние социологи.

Жестокие убийства, серия суицидов и множество сожженных сатанистами церквей — все это во многом следствие «успеха» норвежской black metal группы, известной не только у себя в стране, но и за рубежом. Первая норвежская рок-звезда международного масштаба у себя на родине одновременно носит титул преступника номер один. Пока разноплеменные и разноязычные поклонники внимают CD-откровениям своего кумира, 28-летний Варг Викернес, основатель и единственный участник музыкального проекта Burzum, томится в неволе.

Парадокс: этот человек стал знаменитостью в стране, которую он поклялся уничтожить, — во всяком случае, в её нынешнем виде. Варг утверждает в своем творчестве превосходство арийской нации, ненависть ко всей «неправильной» европейской цивилизации, современной демократии и — самое главное — к христианству. Викернес одержим теорией о превосходстве скандинавской нации, он ратует за восстановление границ Норвегии периода Крестовых походов, когда под «покровительством» скандинавов было пол-Европы (то есть нынешние Исландия, Ирландия, Великобритания, значительная часть Франции, Германии, России) и добрый кусок Северной Америки. Более того, по замыслу Варга, попранная историческая справедливость должна быть восстановлена через возвращение к истокам — к сатанинскому язычеству, которое горячо проповедует в своем творчестве The Count Grishnackh (то есть Князь Гришнакх), как еще величает себя Варг.

Будущий «слуга» Одина появился на свет 11 февраля 1973 года. По иронии судьбы при рождении мальчика назвали Кристиан (Christian в переводе — христианин). Разумеется, повзрослев, он не мог дальше носить это малоподходящее имя и в 1991 году официально сменил его на Варг (от древнескандинавского vargr — волк). Такой выбор легко объяснить. Во времена викингов волк был тотемным животным в культах воинов-берсерков — людей верховного бога Одина.

Музыкой Варг заинтересовался в 14 лет. Тогда же стал играть на гитаре и сочинять песни. Свой княжеский титул — The Count Grishnackh — Варг позаимствовал у Толкиена. (По словам Варга, «этот профессор скандинавской мифологии и норвежского языка знал, о чем писал во «Властелине колец».) А его музыкальное детище Burzum (burz — «ночь», «тьма»; соответственно, burzum — «великая тьма») увидело свет в 1991 году.

О своем «идеологическом мужании» Варг рассказывает весьма охотно и подробно: «В 15-16 лет я был скинхедом. Потом все шло как бы волнами: в 1991 году — оккультизм, в 1992-м — сатанизм, в 1993-м — мифология и так далее… Сейчас я — поклонник Одина, бога войны и смерти. Burzum существует исключительно ради Одина. От моей группы исходит тьма, но это — истинный свет Одина. Тьма есть свет!»

Посеянные «мессией» зерна пали на благодатную почву. После выхода первого альбома Burzum на стенах норвежских церквей стали появляться надписи, провозглашавшие Князя Гришнакха «Его Сатанинским Величеством». Чуть позже по всей стране запылали церковные строения, среди которых были и подлинные памятники архитектуры, сохранившиеся с XII века, — всего более 60 шедевров, включая церковь Fantoft Stave в родном для Варга Бергене, часовню королевской семьи в Холменколлене и часовню Asane Church, которая, по общему мнению, была одной из самых красивых в Норвегии. (Примечательно, что Fantoft сожгли 6 июня 1992 года, на шестой день недели, чтобы таким образом вывести число дьявола — 666.) Все это — дело рук фанатов Burzum.

В январе 1993 года Варга арестовали в первый раз — по подозрению в поджогах, но довольно быстро освободили за недостатком улик. За этот арест Варг получил поощрительную нашивку от норвежских наци. «Я не жег всех церквей, — заявит он позже. — Просто я был первым, кто сделал это, подав тем самым пример всем остальным. Люди не любят быть первыми». Действительно, Варг не жег всех церквей, однако доподлинно известно, что он лично приговорил к сожжению четыре церкви. Поджоги должны были стать частью ритуального обряда посвящения новообращенных в ряды «воинства» Варга. После этого перед любителями black metal распахиваются двери в Вальхаллу — небесную обитель Одина.

В апреле 1991 года 21-летний солист группы Mayhem швед Пер Ингве Олин по прозвищу Мертвяк был найден в своем доме недалеко от Осло застреленным из дробовика. Однако официальное заключение, которому мало кто поверил, было другим — самоубийство.

В августе 1992 года в Лиллехаммере барабанщик группы Emperor Борд Эйтун по кличке Фауст зверски убил гомосексуалиста, имевшего неосторожность заговорить со слугой Одина. Фауст успешно скрывался более года, пока наконец не был пойман и не предстал перед судом.

В августе 1993 года в Осло был жестоко избит, а затем зарезан основатель группы Mayhem и по совместительству владелец звукозаписывающей компании Deathlike Silence Productions (DSP) и культового музыкального магазина Ойстайн Орсет по прозвищу Евронимус. После долгих расследований полиция назвала имя главного убийцы — Варг Викернес. «Он хотел убить меня рано или поздно и всем говорил об этом. Так чего же ждать? И я прикончил его при первом же удобном случае! Но я не планировал ничего заранее», — прокомментировал случившееся Варг Викернес. При его аресте, который состоялся в 1994 году, во время обыска в его квартире было обнаружено около 150 килограммов взрывчатого вещества и целый военный арсенал.

Судебный процесс был долгим и скандальным: по ходу дела всплыло множество иных «заслуг» Викернеса. В результате суд признал его виновным в убийстве, поджоге и незаконном хранении оружия. Приговор был максимальным по норвежским законам — 21 год одиночного заключения в тюрьме строгого режима. В день оглашения приговора в Норвегии запылали еще две церкви. Все прекрасно понимали, чьих это рук дело.

В тюрьме Варг продолжает шлифовать постулаты собственной веры, замешанной на язычестве, сатанизме и национализме. «Я люблю свою страну, — заявляет он и уточняет: — поэтому я — националист. Мы, националисты и одинисты, единственные олицетворяем правду».

Мать Варга — Лене Боре — всегда была на его стороне. Она хорошо знала всех «металлических» друзей сына и помогла ему деньгами при выпуске первого альбома Burzum. Варг с большой теплотой отзывается о ней: «В целом мать согласна со мной и тоже сильно ненавидит церковь. Она считает, что Ойстайн заслужил подобную участь и мое наказание слишком уж сурово… Между нами нет конфликтов. Единственное, что ей всегда не нравилось, — мое чрезмерное увлечение оружием».

Разумеется, в жизни этого человека кроме любимой им матери есть и другие женщины. «Всежизненные силы приходят через женщин. Гитлер знал это очень хорошо. И женщины избрали Гитлера… У меня есть дочь с прекрасными белокурыми волосами — настоящая арийка! Сейчас ей почти пять. Но я ее не видел уже года два: ее мать не пускает меня к ней. Она волнуется, что в тюрьме разная зараза и все такое». Что касается убеждений подруги Варга, то она даст сто очков вперед его матери. «Моя мать как-то привезла внучке свитер, который купила в Америке, — рассказывает Варг. — Так моя подруга выбросила его только потому, что он не был норвежским. Да! Я считаю, что она поступила правильно! А еще она сделала большой постер с моими фотографиями в наручниках и надписала: «Норвежцы, боритесь за Норвегию! Проснитесь!» Этот коллаж стал официальным лейблом Норвежского языческого фронта (Norwegian Heathen Front), который мы с ней возглавляем! Моя подруга говорит, что ненавидит Князя, но любит меня. Наверное, если бы я сам встретился с ним, мы подрались бы. Но это всего-навсего моя тень».

Срок заключения Варга истекает не в самом ближайшем будущем, но уже сейчас многие церкви в Норвегии находятся под неусыпным круглосуточным наблюдением прихожан, опасающихся экстраординарных выходок слуги Антихриста и его свиты. Хотя три его самых близких сподвижника также приговорены к различным срокам, всех фанатов Burzum упрятать за решетку невозможно. Более того, только за последний год появилось с десяток новых групп, близких Burzum по идеологии! А Симен Мидгор, основавший в 1984 году Оккультный орден Алистера Кроули в Норвегии, веско заявляет: «У сатанизма в Норвегии очень большой потенциал. Это — лишь начало!»

Хотя Варг наотрез отказывает в интервью всем изданиям (кроме скандинавских и тех, что изъясняются на староанглийском), он по-прежнему в центре всеобщего внимания. Узник терпеливо дожидается своего «часа Икс». Все происходящее в стане его единомышленников, считает он, убедительно свидетельствует: для него — Темного Принца далекого Севера, Спасителя Скандинавии, Антихриста XXI столетия — границ и стен не существует…

Варг Викернес, наши дни

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Специалисты до сих пор теряются в догадках: как получилось, что тихая Норвегия, страна на окраине Европы с населением всего в 4,5 миллиона человек стала вдруг колыбелью сатанинского рока? Хотя в соответствующих теориях недостатка нет. Например, одна из «упрощенческих» выглядит так: много церквей сгорело в Норвегии потому, что по сравнению с другими скандинавскими странами здесь намного выше процент деревянных церквей.

Другие пытаются разобраться в антихристианском замесе black metal. Норвегия — христианская страна и имеет церковное правление, оплаченное налогоплательщиками. Около 90 процентов ее населения регулярно посещают церковь. Евангелизм достаточно силен в Норвегии, и очень много миссионеров даже уезжают проповедовать в другие страны. Евангелистская культура особенно активна на южном и западном побережьях, где христианские поселения традиционно консервативны. Здесь полностью запрещено употребление алкоголя, а кое-где даже обычные танцы воспринимаются как дьявольский соблазн. На севере, особенно в областях, где проживают лопари, существуют христианские общины, которые устанавливают строгие табу даже на… занавески на окнах, не говоря уж о телевизорах.

Примером консервативного христианского влияния в Норвегии может служить запрет классических комедий известной группы Monty Python «Житие Брайана» и «Смысл жизни по Монти Пайтон» как богохульных. (Чем, к слову, не преминули воспользоваться в соседней Швеции, где эти фильмы рекламируются как «настолько забавные, что их даже запретили в Норвегии»). Интересно, что Норвегия — страна с высокоразвитой киноиндустрией — за 70 лет произвела всего один (!) фильм ужасов. Заграничные же «ужастики» обычно с трудом проходят сквозь цензуру, а то и запрещаются вовсе. «Культура ужаса» была здесь под официальным запретом. В то время как Америка представляла миру фигуры в духе Эдгара Аллана По и Альфреда Хичхока, Норвегия пыталась объяснить с церковной точки зрения существование мира древних норвежских преданий, полного троллей и ведьм, живущих в сказочных лесах. Возможно, такое положение дел тоже отчасти разожгло желание местных black-металлистов отведать запретного плода.

Как бы там ни было, именно в Норвегии black metal пришел к своему логическому оформлению. Зачинатели стиля вроде Venom по определению не могли всерьез относиться к своему имиджу. Однако многие молодые норвежцы приняли все увиденное и услышанное за чистую монету. Впрочем, подобные вещи случались и прежде. Например, Sex Pistols, во многом оказавшиеся результатом работы умелого менеджера, который знал, на чем можно заработать рок-н-ролльный доллар, породили целое поколение групп, воспринимавших и панк-рок, и его анархизм с нигилизмом вполне искренне.

Еще одна странность black metal-менталитета ранних дней — зацикленность на страдании. В отличие от других существующих вер, где проклятие обычно приберегается для врагов, поклонники «религии» black metal стремятся испытать это на себе, да к тому же еще до того, как покинут этот мир. В интервью (февраль 1993 г.) ныне не существующему норвежскому журналу Rock Furore, отвечая на вопрос: «Разве этот мир уже не достаточно жесток, чтобы романтизировать ад и стремиться к нему в реальности?» — Варг набросился на тюремную систему: «В тюрьме слишком хорошо! О каком аде вы говорите?! У нас заключенные получают кровать, туалет и душ. Смешно! Я попросил, чтобы меня бросили в настоящую темницу, и всячески провоцировал охранников на насилие по отношению к себе. Но где там!..»

С.Ф.

One response to “Колыбель сатанинского рока

  1. Как не странно, его тексты не наполнены такой злобой и ненавистью как у других блэк-метал исполнителей. Кстати, считает метал-культуры полнейшим бредом и дибилизмом.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s