Егор Холмогоров: Роковая ловушка. Следует ли искать в рок-культуре пользу для Церкви?

Тема «православие и рок-культура» давно пользуется заслуженной популярностью и интересом. Алгоритм размышления прост и на первый взгляд вполне логичен.

Primo. Церковь должна идти навстречу молодежи, прежде всего молодежи, потому что в молодежи живет здоровый дух нон-комформизма, который абсолютно необходим, чтобы быть «христианином вполне».

Secundo. Культура молодежи – это рок-культура, именно в ней сосредоточены её основные идеалы, именно здесь находится «культурное ядро».

Отсюда tertio – Православие должно говорить с молодежью на языке рок-культуры. И вот уже православное рокерство и рок-православие становится модой дня в самых разных его вариациях и формах…

Было бы нелогичным осуждать миссионерское рвение, поскольку если для апостола Марка поводом для проповеди была починка башмаков, то сколь большим поводом является песня, поэтический текст, концерт или просто молодежная тусовка… Вопрос скорее в другом – насколько действительная рок-культура соответствует тому странному поэтизированному и романтизированному образу, который порой возникает в уме православных. Точно ли рок-культура – это цитадель нон-конформизма, а рокер это идеал бунтаря, причем такого бунтаря, который нужен Церкви, то есть человека бескомпромиссного в главном и разумного и знающего чувство меры в повседневном существовании… Вот в этом позволительно усомниться.

Что мы знаем о рок-культуре не из своего воображения, а из «реальности, данной нам в ощущениях»? Прежде всего, то, что это – исключительно успешный бизнес, шоу-бизнес, в который вовлечены сотни тысяч и миллионы людей, десятки тысяч исполнителей и групп. И в котором всё или почти всё вертится вокруг денег, славы и успеха. Снизу вверх по этой пирамиде карабкаются новички, срываются и падают, карабкаются вновь, с тем, чтобы немногие из них смогли пробиться на самый верх, где на них снизойдет благодать «битлов» или, в отечественном варианте, — «БГ»… Другими словами – мечта «настоящего рокера» стать откормленным мильтимиллионером а ля Пол Маккартни или «трагически кончить» как Джон Леннон или Джим Моррисон. Это, собственно, две единственно возможных «эсхатологии» рок-культуры – либо вхождение в истеблишмент, венец конформизма, либо трагически прерванный полет, но полет, увы, во все ту же сторону. Быть «Ленноном» для «рокера» означает быть «не дожившим» Маккартни. О каком нон-конформизме может идти речь в условиях тотального конформизма – в поведении, в образе жизни, в идеях современной рок-культуры? Это, признаться, не совсем понятно.

«Нон-конформизм» не столько является основой поведения реального рокера, сколько частью культивируемого имиджа. Всё – от вызывающего поведения и до социальной протестности должно маркировать рок-культуру как «авангард молодежи». Однако обоснована ли реально претензия на авангардность культурного течения, которое давно уже представляет собой культурный и коммерческий мейнстрим? И насколько справедлива эта претензия, если социологическим фактом является то, что большинство молодежи слушает отнюдь не рок, и чем более протестным, чем менее конформистским и более идейно нагруженным является этот рок, тем меньше круг его поклонников. Получится не диалог двух великих сил социума – Церкви и молодежи, а дух относительно маргинальных социальных групп – нон-конформистов православных и нон-конформистов музыкальных. Но вот только объединяющей почвой для них будет уже не рок, а сам факт нон-конформизма, который по настоящему над-социален и над-культурен. Музыкальные направления и стили тут окажутся глубоко ни при чём.

Что действительно завораживает в роке и заставляет с ним считаться, им интересоваться и вообще иметь с ним дело как с «силой», так это не мнимый нонконформизм, не те или иные рокерские «идеи», а та власть над сердцами, умами и настроением известной части молодежи, которую имеет рок-действо – сочетание музыки и слов, ритма и толпы, атмосфера действия. В роке интересно не музыкальное и литературное «содержание», а его мифологическая и магическая форма репрезентации.

В роке привлекает власть. Рокер не убеждает и не «выражает», он околдовывает. И эта магичность, которая, как думают многие, «утрачена» Церковью и вызывает естественное желание овладеть ею и использовать ad majorem gloriam Dei. Это желание столь же естественно, как и обратное – в духе каноника Режимбаля разоблачить антихристианские и сатанинские истоки рок-культуры.

Однако действительные корни рок-культуры далеки и от антихристианства, и от сатанизма. Если уж на то пошло, то рок – это скорее антикоммунизм и антифашизм. Рок возник тогда, когда для миропорядка «среднего европейца» и тем более американца стала очевидна опасность и разрушительность тех энергий, которые несли с собой большие социальные движения коммунизма, фашизма, нацизма, делавшие ставку прежде всего на молодежь, на дух и ощущение молодости, и вместе с тем на аккумуляцию энергии массы. Ведь мало кто будет спорить с тем, что комсомольские маевки, парады штурмовиков или митинги хунвейбинов аккумулировали куда больше подлинной энергии, чем любые рок-концерты.

Рок-культура была попыткой создать абсолютно безопасный для Запада канал управления этой массовой энергией, канал предельно десоциализированный и деполитизированный. И эксперименты над созданием завершились исключительно вовремя – не будь Элвиса и «Битлз», Джима Морисона и Джанис Джоплин, Запад не устоял бы в 1968 году под напором молодежного политического и социального радикализма. То, что парижские баррикады так и остались уделом только Парижа — заслуга именно рок-культуры с её «бунтарством» и «протестом» (не случайно во Франции, где с уличными бунтами все было в порядке, так и не появилось хороших рок-групп).

Эта же двойственность протестного конформизма характерна была и для отечественной рок-культуры. Её изначальная заряженность против больших социально-политических массовых движений вытолкнула рок-культуру в оппозицию. А социально-инжинерных навыков советской системы оказалось недостаточно, чтобы вместо «перестройки» сгенерировать какое-то абсолютно безопасное для основ советского строя рок-движение молодежи.

Однако выполнив свою разрушительную работу «русский рок», как и любой другой, превратился в форму все того же социального конформизма, в часть «музыкальной культуры», но не более того… И искать в нем «душу, которая по природе христианка», можно ничуть не с большим основанием, чем в любой другой части современной культуры. Во власти же над душами Земфира или «Тату» могут сегодня поспорить с кем угодно из «монстров рока».

Поэтому истинное «рок-православие», если уж говорить о его сути, а не о внешней форме, должно было бы быть обращено не к пустышке рок-культуры, а к подлинной «власти», которую рок симулирует и заменяет. Следовало бы бороться за освобождение из-под культурного замка подлинно социальных и политических молодежных движений и обращать именно их на пользу Церкви. В этом смысле с гораздо большим смыслом, чем рокерам, Православие следовало бы проповедовать офисменеджерам или скинхедам…

январь 2004 г.

3 responses to “Егор Холмогоров: Роковая ловушка. Следует ли искать в рок-культуре пользу для Церкви?

  1. Действительно HMR уже давно стал мейнстримом даже в самых своих экстремальных проявлениях. Естественное желание молодого организма поколбаситься маскируется под протест против не пойми чего.
    Хотите считать себя андеграундом? Слушайте грегорианику ))

    • 2 Tannhäuser – Людей, которые слушают определенную музыку чтобы «понтануться» называют позерами. И если вы слушаете музыку только ради того, чтобы выделятся- мне очень жаль. А что есть грегорианика?

    • К счастью я давно вышел из позерского возраста.
      Погуглите «григорианский хорал».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s